Она выжила невестку из дома и потеряла сына. Иногда цена бывает слишком высока - Типша

Поиск по этому блогу

четверг, 26 мая 2022 г.

Она выжила невестку из дома и потеряла сына. Иногда цена бывает слишком высока




Родственники собирались только по двум поводам - на свадьбу или на похороны. В другое время связи они не поддерживали. Сейчас родные сплотились, обсуждая повод, по которому они тут оказались. Не стало сына Анны Леонидовны, уважаемой и авторитетной женщины. Родственники её не любили и побаивались, опасаясь её язвительных замечаний. Она всегда говорила то, что думает, не стесняясь в выражениях.


Вслух боялись говорить, но по углам шептались - она довела его до кончины, везде свои порядки устанавливает, а какой парень хороший был.

Анна Леонидовна одна поднимала сына и дочку. Роман был её, как она говорила, единственный сын, подразумевая, что он её единственный ребёнок. Дочь росла сама по себе, рано вышла замуж и уехала. Мать была довольна, она вела хозяйство, сын зарабатывал, давал ей деньги и во всём слушался.

*** Роман привёл свою невесту в дом. Даша, худенькая, невысокая, но очень ярко и модно одета. Чисто попугай. Анна Леонидовна бесцеремонно разглядывала девушку и в упор спросила, - ты готовить-то умеешь, деточка? Даша только хмыкнула, - нет, не умею, - и с вызовом посмотрела на Анну Леонидовну. И с этого момента та вынесла приговор - нечего ей тут делать.

Роман, вопреки мнению матери, женился на Даше. Молодая женщина не выдержала и двух дней проживания со свекровью.

- Мама, мы решили квартиру снять и тебе денег я меньше буду давать.
- Не пущу, ещё чего придумали! Мне уже лет много, а если у меня приступ будет, кто мне поможет?

Роман долго ходил вечером по кухне, думал, шептался с Дашей, и они остались. Даша забеременела. Анна Леонидовна притихла на время. Внук это святое. Родилась девочка, Машенька, и тут же невестка взялась, как она говорила, восстанавливать форму. Села на диету, занималась йогой, медитацией. Слыша её завывания из их комнаты, Анна Леонидовна выразительно хмыкала и входила без стука. Внучку перевели на искусственное питание.

Даша, приведя себя в форму, ринулась по магазинам за обновками. Внучкой занималась Анна Леонидовна и постоянно говорила сыну, - вот у Машеньки зубик, у Машенька животик пучит, а Даша опять куда-то убежала. Роман помалкивал.

***Анна Леонидовна по привычке прислушивалась к комнате сына. Вышла Даша в невероятном платье. Оно переливалось, облегало фигуру и, как показалось, Анне Леонидовне просвечивало в ненужных местах.
- Это что такое? Ты что себе позволяешь, - не сдержала крика Анна Леонидовна.
- Не нравится? Это фирма и досталось недорого, - не обращая внимания на свекровь, Даша крутилась перед большим зеркалом.
- И куда ты в таком платье собираешься идти.
- Я найду куда.
Вечером Даши дома не было.
- И куда твоя красотка убежала?
- Да у неё с подругами девичник.
- А ты видел её новое платье?
Роман не знал. Анна Леонидовна в красках расписала обновку невестки с язвительными комментариями. Сын уже откровенно смеялся.
- Мама, ты что придумываешь, таких платьев не бывает.
- Бывает, у твоей Даши ещё и не такое бывает. Вот она придёт, ты всё у неё выспроси.

На следующий день Анна Леонидовна с удовольствием слушала разговор на повышенных тонах из комнаты сына. Платье ему активно не понравилось. Ссора набирала обороты. Раздался громкий крик. Анна Леонидовна не выдержала, распахнула дверь. Роман ножницами яростно разрезал крошечное блестящее платье, а Даша забилась в угол и ненавидящими глазами смотрела на мужа. Потом она перевела взгляд на свекровь.

Утром невестка забрал вещи и ушла. Машенька, почувствовала что матери нет, заголосила.

- Ах, ты моя сиротинушка, - приговаривала Анна Леонидовна и занялась привычными делами. В душе наступил покой, лишних Даш тут больше нет. Им и так хорошо, она, сын и внучка. Что ещё надо?


Даша не собиралась возвращаться. Сын запирался в туалете, мать слышала, притаившись под дверью, как он уговаривает Дашу вернуться, а та отказывается.
- Мама, всё-таки мы снимем квартиру и переедем.
- А внучку куда?
- Конечно, с собой заберём.
- Так Даша ей совсем не занимается. Я с ней целыми днями вожусь.
- Вот будем жить отдельно, Даша вспомнит, что она мать.
- Вспомнит она, как же. И потом, ты забыл - у меня здоровье, мне надо, чтобы кто-то был рядом.

Сын опустил голову. Ночью Анне Леонидовне не спалось. Она вышла на кухню попить воды и увидела Романа. На столе стояла почти пустая бутылка.
- Ромочка, что ты, зачем ты это?
- А что мне делать. Даша с тобой жить не может, говорит, что ты виновата, ты накрутила меня с этим платьем. И вообще её выживала отсюда. Тебя одну тоже оставить нельзя. Вот что мне делать, скажи.
Анна Леонидовна, выдохнув, стала ему объяснять.
- Зачем тебе эта Даша, вот нам сейчас хорошо, когда её здесь нет.
- Это тебе хорошо, - взорвался Рома, - а мне нет.

Роман запил. Он обвинял мать во всём. Анна Леонидовна всё чаще пряталась в своей комнате. В те редкие моменты, когда сын был трезвый, она ему говорила - только мать тебя поймёт, только мать тебя пожалеет.

*** Роман задерживался. Анна Леонидовна уже второй раз разогревала ужин. Раздался телефонный звонок, и сердце её замерло в предчувствии беды.

- Анна Леонидовна...?

- Да,- еле слышно прошептала она и опустилась на пол. Ноги не держали. Роман попал под машину. Даша на похороны не пришла. Анна Леонидовна совсем потерялась, не знала, за что хвататься в пустой квартире. За Машенькой ухаживала её сестра. Она должна была привезти её обратно, уже устала от плачущего ребёнка. Анна Леонидовна сидела на кухне смотрела в тёмное окно.

Ничего ей уже не хотелось.



Комментариев нет:

Отправить комментарий