В общем, я давно хочу подать на развод и квартиру, и считаю, что заслужила - Типша

Поиск по этому блогу

суббота, 25 сентября 2021 г.

В общем, я давно хочу подать на развод и квартиру, и считаю, что заслужила


-Мне надоели твои командировки! Я хочу на море! Я не хочу очередной отпуска торчать на даче. Дима! И вообще мне все надоело! Надоело! - кричала Оля на мужа. - Вон Ленка со своим на Мальдивы собираются, а я дальше этой вонючий дачи нигде не была! Мне все надоело!

-Оля! Прекрати сейчас-то же! Ты ж знаешь, что я работаю, чтобы у нас все было. Будут и у нас Мальдивы, подожди чуток. Дай мне немного времени. И у нас прекрасная дача. Двухэтажная, между прочим, с банькой. Разве такие баньки есть на Мальдивах? Конечно нет. Оля, я тебя люблю, а это главное. А всё остальное будет. - он улыбнулся и слегка повернулся к ней, пытаясь успокоить, поцеловать в щеку, но вдруг увидел её округлившиеся от ужаса глаза, открытый рот в крике... Обернулся на дорогу - прямо на них летела фура. Дальше все... Удар и... Темнота...

Дима очнулся и резко открыл глаза. Вокруг него белые стены, с потрескавшейся побелкой и несколько пустых коек. Он с трудом вспомнил аварию, удар грузовика. Как будто это было очень давно, а может и не с ним вовсе. Как он попал сюда, не помнил совсем. Этот фрагмент вообще выпал у него из памяти.

Открылась дверь и зашла молоденькая медсестра. Увидев, что он очнулся, попятилась назад и вернулась уже с врачом.

Лысоватый доктор в не очень свежем, медицинском халате, деловито откашлялся и достал из под мышки мятую папку.
-Такс... У нас есть с вами, Дмитрий. - он заглянул в папку. - хорошая новость. - Вы живы. И это очень неплохо. - он посмотрел на Диму и медсестру, проверяя, как на них подействовала шутка и опять заглянул в папку. - Но есть новость, так сказать, плохая. У вас поврежден позвоночник и вы не можете ходить. Вот, собственно и всё. - он покашлял. - А что со всем этим делать, будем думать. А пока отдыхайте, вам надо набраться сил.

Димка сначала не понял что сказал врач, думал ослышался.
-Подождите подождите, вы хотите сказать, что я теперь не могу ходить?! Совсем? И я буду вот так лежать всю жизнь? Вы это хотите сказать? Да вы что!! -

Димка возмущенно поднял голову, пытаясь встать, вскочить резво на ноги и доказать им всем - и испуганной медсестре и этому лысому эскулапу, что все что они говорят - ерунда полная и он сейчас кааак побежит... Но...Ноги не слушались. Их как будто не было и спина... Она была, как чужая - немая и деревянная. Он только покраснел от натуги, лоб покрылся испариной. Доктор кивнул медсестричке и та кинулась к нему, быстро сделала укол. Димка хотел сказать, что он еще им покажет и вообще...Но он поплыл куда то и ему стало так спокойно...

Проснулся он уже к вечеру, пришла нянечка, принесла ужин. Он проглотил водянистое картофельное пюре, резиновую сосиску, выпил кефир. Ел машинально, молча, не понимая вкуса еды. Ел наверное из подсознательного чувства самосохранения, других чувств у него не осталось...

Утром пришел врач и он наконец то задал вопрос о жене. Узнал, что с ней все в порядке, немного ушибов и ссадин и все. Она была в больнице всего день и ее уже выписали. Димка хотел спросить почему она не пришла, в чем дело, но не стал.

-В рубашке родилась, во как! - с удовольствием сказал доктор, покосившись на Димку.
Днём наконец-то пришла Оля. Она была с перебинтованной рукой и пластырем на лбу, но ужасающе спокойной и решительной.

-Ты. Негодяй. Ты чуть нас не убил... Ты понимаешь это? Ты покалечил меня и себя тоже. Разбил машину. В общем, я давно хотела сказать, что я не могу больше так жить. Давно. Я хочу развод и квартиру. Я считаю, что я заслужила. И пусть это будет компенсация. - Оля говорила чужим, злым голосом. Дима подумал, что оказывается как же он плохо знал свою жену. Перёд ним сидел совершенно посторонний ему человек.

Ему было так тошно, что он не хотел ни спорить, ни ругаться с ней. Было одно желание, чтобы она ушла. И вообще, чтобы его никто не трогал. Никто...

... Дни сменяли друг друга, только у Димки все они превратились в один бесцветный, блеклый, бесконечный день. Без красок, эмоций и вкуса. Нет, эмоция была. Одна. Безнадежное отчаяние...

На седьмой день его больничного заточения вдруг открылась обшарпанная, скрипучая дверь и в палату заглянула кудрявая светлая голова. Она повертелась во все стороны, ища что-то и, увидев Димку, нарочито шумно обрадовалась.

-О! Ну ничего себе! Лежит тут значит, отдыхает, а я его хожу ищу по всей больничке. - радостно сказала голова и вслед за ней появилась её хозяйка. В которой Димка с удивлением узнал их соседку Марину.

Она прошла к его кровати и остановилась рядом, разглядывая его без стеснения.
-Да, сосед, скажу честно, видуха у тебя ещё та... Если честно, ты мне напоминаешь приболевшего бомжа. - хихикнула она радостно. Но это дело исправимо конечно.

Она поболтала ещё с полчаса, не обращая внимания на его гробовое молчание. О погоде, о каких-то мало его интересующих вещах и, обещав прийти завтра, ушла, аккуратно прикрыв ободранную дверь.

А он продолжал лежать, глядя в потолок...

К вечеру приехала Оля, вся деловая и слегка нервная. Она по очереди подносила ему бумаги на подпись, объясняя какая и что значит.

Итак, ему осталась родительская дача. Та самая, с банькой, и разбитая вдрызг машина. Что и требовалось доказать...

...На следующее утро, сразу после завтрака, резко открылась дверь и сначала в палату протиснулась большая сумка, потом улыбающаяся соседка Марина.
-Привет. Не слышу приветственных слов и дифирамбов. Ну да ладно уж, прощаю. - улыбнулась она она беззлобно.

Болтая о том, о сем, Марина, между тем, выудила из сумки небольшую миску, бритвенные принадлежности, машинку для стрижки волос, расческу, полотенца, какие то баночки и флакончики. Тут Димка не удержался.
-Что это такое? Ты собираешься меня стричь и брить? Для чего? Не пофигу какой я тут лежу?-
-Нет, не пофигу. Мне не пофигу, что мой сосед лежит такой весь лохматый и небритый. Будем делать из тебя Ален Делона. - улыбнулась Марина и Дима заметил какая приятная у нее улыбка и маленькая расщелинка в передних зубах придает ей некое очарование.

Через час все было закончено и она подала Димке зеркало. Он долго смотрел на бледное, гладковыбритое лицо с лихорадочно блестящими глазами и почти бросил зеркало на кровать. Закрыл глаза...
-Зачем?! Зачем тебе это надо? Я инвалид, почти бомж, никому не нужный. Жена меня бросила...Я не хочу и не могу принимать твою помощь...Уходи ты отсюда, а...- хриплым от отчаяния голосом прошептал он, отвернув голову в сторону...
-Послушай, Дима. Я понимаю, что у тебя сейчас на душе. Вернее, представляю...Но, я скажу банальные фразы наверное. Надо жить и надо бороться. Даже когда тяжело и кажется невозможно. А я помогу тебе. Ты отличный сосед и я помню, как ты помогал мне. И кран, который ты ремонтировал и шкаф, который собрал, и сумки, которые помогал доносить...Ты хороший человек, а у меня вагон времени. Я работаю в интернете и в основном вечерами, поэтому... А жена? Ну она просто слабая и все...Да, и я не уйду, как бы ты не угрожал и все...Точка.

Марина приходила каждый день, как на работу. Она приносила ему домашнюю еду, читала книжки, рассказывала последние новости и сплетни, много шутила, ловила каждый его взгляд и, заметив подобие улыбки на его хмуром лице, радовалась как ребенок. Он видел это. И однажды поймал себя на мысли, что ждет ее с нетерпением. Ждет, когда откроется обшарпанная дверь и в нее просунется кудрявая, светлая голова...

Однажды она прибежала вся взъерошенная и красная от возбуждения. Он понял, что случилось что то грандиозное.

-Так! Слушай! У меня есть знакомый, приятель, короче говоря. Он талантливый хирург и травматолог! Они занимаются экспериментальными операциями и восстановлением таких вот спинальников, как ты...И он хочет предложить тебе вариант. Очень очень выгодный. Послушай, я когда узнала просто бежала сюда, как лось! - она засмеялась возбужденно. - Так вот! Он займется тобой полностью, ну операции и реабилитация, а за это ты позволишь освещать все это в интернете и все такое! А? Он поставит тебя на ноги! Димка, это шанс!!! - она готова была от счастья просто прыгнуть на него, лежащего на кровати. Он видел ее радость и улыбнулся в ответ...

...Прошло полгода. Полгода операций, его боли, слез Марины, которых он не видел, тихой радости от маленьких достижений и наконец то наступила реабилитация...

Он уже ходил. Ходил тяжело, с палочками, но был счастлив, как мальчишка. Он чувствовал ноги. Марина практически жила в реабилитационном центре вместе с ним. И его первые шаги стали их общей победой. Дима часами занимался на специальных тренажерах. Постепенно он становился все крепче и крепче. Две палочки сменились на одну и ходить он стал увереннее, слегка прихрамывая. Вечером пришел лечащий врач.

-Итак, мои дорогие, я считаю наш эксперимент законченным и успешным! С чем вас и поздравляю! Вы молодец, Дмитрий! А Маринке просто памятник нужно поставить при жизни. Если бы не она...- довольный молодой доктор улыбнулся Марине.
-Да, если бы не она, я бы пропал. Это точно. - Димка посмотрел на порозовевшую Маринку и взял ее за руку. А она не отняла...

-Так вот, я вас выписываю. Будете правда приезжать ко мне на проверку разок в неделю, потом реже и так до полного восстановления. С вашего разрешения я продолжу все фиксировать на видео. Физические упражнения вы можете и дома выполнять, схема у вас есть. Так что, счастливого пути! - доктор похлопал Димку по спине, тот в свою очередь схватил доктора за руку и долго эмоционально тряс.
-Спасибо...Спасибо... Спасибо...Если бы не вы... - слезы подступили, не давая Димке дышать.
-Ничего, ничего. Эмоции - это нормально. А спасибо ей скажи.- доктор кивнул на Маринку, еще раз пожал Димке руку и вышел с улыбкой из палаты.

Они приехали домой вечером. Занесли вещи и не включая свет, поставили чайник. Долго молчали. Потом он заговорил.
-Я не обещаю тебе Мальдивы. Пока. Но я обещаю любить тебя так же сильно, как сейчас. И никогда не предавать. Еще у нас с тобой есть прекрасная дача, с банькой и мы можем проводить там выходные и праздники. Больше я тебе ничего не могу предложить, разбитую машину я не считаю... - грустно улыбнулся Димка.

-Господи...Наконец то...Я так боялась, что ты этого не скажешь...Ведь главное мы, остальное будет, правда же? И я тоже люблю тебя и навсегда...А дача? Поедем туда на днях, да? И я обожаю баньку!

...Прошло еще полгода. Димка с Мариной ждали первенца. Часто, выходя из квартиры, они встречались с Олей, бывшей женой Димы. Столкнувшись с ними очередной раз, она отворачивалась, поджав губы и злобно глядя на округлившийся Маринкин живот. Иногда что то шептала про себя, как проклятия.

-Блин, Дима, когда уже будет готова наша квартира? У меня ощущение, что она ворожит, когда шепчет...Я прямо боюсь за малыша...- расстраивалась Марина в очередной раз.
-Милая моя, потерпи чуток. Скоро эту продадим и заедем в наши хоромы! Да? Там всем хватит места. И нам и сыну. А Оля? Ну она просто одинока и завистлива. Будь снисходительна.- Димка обнимал ее, целовал в макушку и она успокаивалась, чувствуя его сильные руки..

Через месяц они переехали. Марина весело командовала грузчиками, куда и какие вещи заносить. Еще через неделю они оборудовали детскую. Она была в нежно голубых тонах, с высокими потолками, просторная и светлая. Марина с Димой стояли воле кроватки их будущего сына, взявшись за руки. И они наверняка знали, что теперь уж точно все будет хорошо.


Комментариев нет:

Отправить комментарий