Отец бегал по комнате и орал на меня, мама сидела и плакала - Типша

Поиск по этому блогу

среда, 2 марта 2022 г.

Отец бегал по комнате и орал на меня, мама сидела и плакала


Отец бегал по комнате и орал на меня. Мама сидела и плакала. 

— Нужно решать проблему! Это позор! — рявкнул он.

— Я не буду делать аборт, — ответила я.

— Полина, ты рушишь свою жизнь. Тебе 18 лет, куда тебе ребенок?

В этот момент в комнату вошла старшая сестра. Она отправила меня на улицу и продолжила разговор с родителями наедине. Потом Аня вышла ко мне во двор и сказала:

— Не буду я долго объяснять, ты и так знаешь, что я бесплодна, а мы с Пашей мечтаем о детях. Зачем нам усыновлять чужого ребенка, если ты можешь нам отдать своего? У тебя появится возможность учебу закончить, личную жизнь устроить, а я буду растить твоего малыша.

— Как я тебе отдам своего ребенка? — побледнела я.

— Мама все оформит, у нее же связи в роддоме. Ты будешь его тетей, а я мамой. К документам не прицепишься. Ты уедешь к бабушке на это время, чтобы никто даже не знал, что ты беременная. Так будет лучше для всех!

— Хорошо…

— Вот и славно. Мне же уже 30, ты моя последняя надежда. Все-таки своего легче вырастить, чем чужого.

Как только показался живот, меня увезли в деревню. Там и родился Ромка. Мама договорилась с медсестрами и сына записали за сестру. Я была с ним ровно три дня. Как же я плакала, когда его забрали. А бабушка меня успокаивала, что еще все впереди.

— Смирись, Поля, сама такое решение приняла.

После родов я вернулась в город и поступила в универ. Я чувствовала себя ужасно — будто сердце вырвали. Сестра с мужем, наоборот, светились от счастья. Меня она к сыну лишний раз не подпускала, ревновала, наверное, поэтому каждая встреча с ребенком была мне в радость.

Я встречалась с парнями, но на серьезные отношения не решалась. Я думала лишь о Ромке. У нас была с ним особенная связь — он будто чувствовал, что я его мама. Как-то во время очередного визита сестра сообщила, что они переезжают за границу — зятя повысили.

— А как же мне дальше жить? — заплакала я.

— Как раз успокоишься, тебе же тяжело его видеть. Думаешь, я не замечаю, как он к тебе тянется? Я боюсь этого.

Я проплакала всю ночь. Мой сын — чужой ребенок.

Но они не уехали — за две недели до отъезда сестра с мужем попали в аварию. Мой сын чудом выжил. Спасти его родителей врачам не удалось.

Мне было страшно смотреть на родителей. Я приложила максимум сил, чтобы вернуть их к жизни. Самое ужасное, что я чувствовала себя виноватой. Мне казалось, что это мое желание вернуть Ромку привело к таким страшным последствиям.

Бабушка же меня успокаивала:

— Судьба все расставила по местам. Хотела Аня счастье обрести за твой счет, вот и наказана теперь.

Я оформила опекунство и начала жить со своим сыном. Он с первых дней называл меня мамой. Совпадение ли? Я рада, что Ромка со мной, но цена за его возвращение слишком большая…


Комментариев нет:

Отправить комментарий