Ни в какой дом престарелых я не поеду, отказался отчим и попросился жить к ней - Типша

Поиск по этому блогу

суббота, 21 августа 2021 г.

Ни в какой дом престарелых я не поеду, отказался отчим и попросился жить к ней


Расстроенная Вера нажала на кнопку отбоя, несколько минут бездумно смотрела на экран телефона, потом прижала ладони к вискам и закрыла глаза. Что делать дальше она не знала. Да и почему это должно быть её проблемой? Ну а чьей же еще, аккуратно подала голос другая Вера. Та, которая знала, что нужно сделать. Выход был. Их было даже два. Только вот один из них не устраивал саму Веру, а другой не устраивал дядю Пашу, её отчима.

Своего родного отца Вера помнит очень плохо. Много позже она узнала от матери, что он много пил и не работал. В памяти всплывают редкие смутные картинки, в которых её мама молодая, красивая женщина, всегда либо плачет либо напряжена до предела. Пьяный вдрызг отец, крики, кровь из разбитой маминой губы. Вера прячется в углу за диваном, в комнате висит страх и безнадега. Когда Вере было лет семь, а старшему брату Максиму двенадцать, отец ушел из дому. Не взял с собой ничего, просто исчез.

А через два года мама встретила другого мужчину и он стал жить вместе с ними. Вера помнит его, незнакомца, с темными усами и в широких штанах из толстой ткани. Первое время они с братом относились к этому человеку очень осторожно, даже враждебно, оно и понятно почему. Однако, как оказалось потом, дядя Паша не был плохим человеком.

Между ним и мамой были хорошие, очень теплые отношения. В доме наконец-то воцарилась тишина и понятный детям режим. Взрослые приходили вечером с работы и занимались делами по хозяйству. Дядя Паша любил турпоходы и часто выбирался с братом в лес, на природу. Он научил Максима многим премудростям юного туриста, подарил первый компас и стал для него по-настоящему близким человеком.

А вот Вера так и не приняла мамин выбор. Не то чтобы она как-то выступала против или делала отчиму мелкие пакости. Нет. Они просто были очень разными и не нашли общего языка. Возможно, потому что Вере были не интересны все эти палатки и костры, её раздражали комары и все, что связано с лесом. Ей хотелось играть с подругами, а не тащиться куда глаза глядят с тяжелым рюкзаком за плечами.

Закончив школу, она уехала учиться и как можно реже появлялась дома. Брат же наоборот поддерживал теплые отношения с отчимом. После армии Максим очень быстро женился и уехал с семьей жены в другую страну. Сейчас у Веры есть три племянницы, с которыми она часто общается по Интернету. Брат неплохо устроился в жизни и может себе многое позволить.

Шли годы. Мама с дядей Пашей перебрались в деревню и завели хозяйство. Изредка Вера конечно же навещала их. Максим каждый год приезжал из далёкой Германии, привозил подарки и всякие полезные вещицы для путешествий. Они непременно выбирались с дядей Пашей куда-нибудь на несколько дней. Мама с годами немного сдала и отошла от всех этих походов. Все чаще оставалась дома. Внезапный уход мамы из жизни стал ударом для всех.

Несколько лет дядя Паша жил сам, как мог вел хозяйство. Вера всё так же, по старой памяти, изредка наведывалась к нему. А потом у дяди Паши случился инсульт, после которого он не мог уже самостоятельно вставать с постели и у Веры начался непростой период. Разрываться между работой, семьей и поездкой к лежачему человеку она не хотела. Отчим не был ей близок, каждая такая поездка давалась ей с трудом. Она буквально заставляла себя.

Ситуацию спас Максим. Он договорился с соседями, такими же пенсионерами, как и дядя Паша, стал регулярно высылать им небольшие деньги. А они, в свою очередь, покупали все необходимое для дяди Паши, следили за домом и двором. Так прошло еще несколько лет.

С годами соседям, разменявшим уже восьмой десяток, было все труднее ухаживать за лежачим больным. Вера была вынуждена приехать к отчиму по их просьбе. Это посещение потрясло её.

Огород и двор заросли сорняком, к выщербленным ступеням вела натоптанная среди бурьяна тропинка. Весь дом повело и перекосило, ему требовался капитальный ремонт. На обшарпанных рамах вздулась и облупились последние остатки краски, кое-где подтекала крыша. Да и внутри дом представлял собой удручающее зрелище. Буквально все пришло в негодность.

И посреди всего этого лежал в постели дядя Паша. Постель, правда, была чистой. В стареньком холодильнике была свежая еда, на прикроватной потрескавшейся тумбочке стол графин с чистой водой. Это то малое, что могли обеспечить соседи, сами уже больные люди.

Дядя Паша приезду Веры очень обрадовался. Гладил её сухой скрюченной ладонью по руке и подслеповато улыбался. А потом попросил забрать его к себе. Не может он больше здесь. Тяжко ему месяцами лежать, глядючи в потолок. Да и лучше б он ушел вслед за Валечкой, разве же это жизнь, губы старика дрожали, он был жалок и беспомощен.

Такая просьба отчима поставила Веру в тупик. Это уже было для неё слишком. Она жила вместе со взрослой дочерью. Обе они работают. Кроме того, Веру еще интересуют мужчины, в дом она их, понятное дело, не водит. Однако тратить всё свободное время на лежачего человека, пускай и не совсем чужого, она просто не может. Да и не хочет, что уж там говорить.

Пообещав дяде Паше, что она что-нибудь придумает, Вера уехала. Придумывать было особо нечего. Максим хотел попробовать забрать отчима к себе, но был целый ряд бюрократических проволочек. Фактически, по документам, они были чужими людьми и получить визу для дяди Паши было практически невозможно. Но он решил испробовать все возможные варианты. И вот сегодня он позвонил Вере и сообщил, что не получается. И уже не получится.

Единственным возможным вариантом, который они обсуждали с братом, был дом престарелых. Максим готов был оплачивать эти расходы. Но дядя Паша, услышав об этом наотрез отказался продолжать разговор. Он не хотел, а может быть и боялся провести остаток жизни с чужими людьми, в казенных стенах. Вера, как могла убеждала его, что это на самом деле хороший вариант, что они с Максимом будут навещать его.

- Ни в какой дом престарелых я не поеду, Верочка. Уж если я так мешаюсь, то оставьте всё, как есть. Даст бог, я ненадолго задержусь, - дядя Паша обессилено закрыл глаза.

Вере осталось либо забрать отчима к себе либо, игнорируя его нежелание, фактически насильно передать его в дом престарелых. И она почти решилась на второй вариант, но сомнения не отпускали её. И как решить что будет правильным, спрашивала она себя в очередной раз и не находила ответа.

Уважаемые читатели, а стоит ли Вере так терзать себя этими самыми сомнениями? В конце концов дядя Паша ей практически чужой человек, она и так достаточно участвовала в его судьбе.

Или все же Вере не стоит забывать, что отчим в своё время дал её семье нормальную и спокойную жизнь, фактически вырастил их с братом и они обязаны поддерживать его, как бы не было сложно?

Что скажете? Каким вы видите выход для Веры из этой непростой ситуации?


Комментариев нет:

Отправить комментарий