Ее предала собственная дочь - Типша

Поиск по этому блогу

пятница, 22 июля 2022 г.

Ее предала собственная дочь



Мария Степановна прожила со своим мужем Олегом Васильевичем в любви и согласии тридцать девять лет и родили они двоих детей, Олечку, старшую и Маришку — младшенькую. Разница в возрасте у них была десять лет, потому что ровно столько Мария не могла забеременеть, вот не давал Господь ей деток, хотя они с мужем мечтали о четверых.


Оля после школы в первый год не поступила и пошла работать в торговлю, так как она все равно хотела по этой стезе пойти учиться. Она все детство в продавца играла, нравилось ей торговать, денежки получать, от подруг требовала настоящих копеек, а не нарисованных бумажек. Потом в свою копилку их кидала.

Отец как-то играючи хотел в ее «магазине» взять конфетку, но она стукнула его по руке и сказала:

- Плати, без денег не даю.

- Так я твой папа, мне можно.

- Никому бесплатно не дам, плати денежку - упрямо повторила дочь.

- А если я голодный и у меня нет денежек, ты папе дашь конфетку?

- Нет, я что, дура раздавать.

Отец был слега ошеломлен и озадачен, решил поговорить с женой о том, что у них ребенок немного неправильный растет. Но Мария не прислушалась к тревоге мужа и пошла в ее защиту, на что он ей сказал:

- Ты мать, тебе виднее.

Родилась Марина, Ольга поначалу нормально отнеслась к сестричке, а потом стала ревновать родителей к ней, видя, сколько внимания они ей уделяют. Стала капризничать, отказывалась нянчиться, к сестре старалась не подходить, даже на отца накричала, когда он заставил помогать матери по дому и присмотру за сестрой.

- Вы родили, сами и воспитывайте и пусть она свою Мариночку уложит спать и делает дела, а мне уроки надо учить.

Родители были в шоке от слов своей старшей дочери, отец тогда сказал Марии:

- Жаль, что я тебя раньше послушал и ремня не давал Оле, за ее эгоизм. А теперь, в одиннадцать лет поздно лупить, она уже состоялась, как личность.

Бабушка, когда увидела, как внучка себя ведет, сказала Марии:

-Боюсь, как бы она сестру ни возненавидела на всю жизнь, потому что она у вас собственница. Надо же, как в мою свекровь удалась, та тоже всю жизнь – я, мое, мне. Плохо это и уже не переделаешь ее.

Младшая, наоборот, была любимицей у родителей, росла доброй, отзывчивой и улыбчивой. Она, наверное, ни на кого не обижалась, в том числе и на старшую сестру, когда та ее шпыняла постоянно. После смерти бабушки, Ольга, уже учась в десятом классе, сразу потребовала у родителей, чтобы ее квартиру на нее отписали, потому что она старшая.

- Как бы тебе ни хотелось, но квартира на вас двоих записана. Вырастит Маришка, потом и решите, как быть с ней.

- И как мы ее делить будем. Бабушка что, совсем с головой не дружила, не могла нормально наследство оставить.

Беда пришла в дом, когда Ольга перешла на третий курс и по осени собиралась замуж. У нее с родителями снова состоялся разговор по поводу квартиры бабушки, чтобы она ей досталась. Мария тогда сказала дочери, живи спокойно, если что, наша квартира достанется Маришке. Но и этот вариант ее не устраивал, так как она сказала:

- Ага, сестра в вашей, в центре поселится, а потом потребует, чтобы с ней бабушкиной квартирой поделилась, и я с носом останусь. Как хотите, но делайте так, чтобы я собственницей стала.

У родителей был отпуск, и они решили съездить на море, а потом заняться квартирным вопросом, потому что Ольга их достала. На отдых поехали всей семьей, все было замечательно, даже старшая вела себя адекватно. Как-то сестры, по предложению Ольги, решили сделать заплыв на спор и уплыли далековато от берега.

Вдруг отец заметил, что младшая повернула обратно, а Ольга ее вперед тянет, та отмахивается и показывает на берег. Потом ее голова исчезла, отец бросился к ним и пока доплыл, младшей дочери на поверхности не было. Он стал нырять, но было глубоко. Пришел катер со спасателями, и они наконец достали Маришку, но откачать уже не смогли.

Ольга всем доказывала, что пыталась ее спасти, но у нее самой свело ноги судорогой и она отпустила сестру, чтобы растереть ногу, а та камнем пошла вниз. Она испугалась, что тоже может утонуть. Но испуганной и расстроенной она не выглядела. Даже на похоронах была просто равнодушной.

Отец не перенес такого горя, потому что младшенькая была светом в окошке для него, и умер от сердечного приступа через месяц после смерти дочери. Он, кстати, подозревал старшую, в том, что она специально Маришку заманила на глубину и не помогла ей, когда та стала тонуть. Все проклятая квартира, лучше бы они ей ее сразу отписали, но ведь хотели, как бабушка завещала.

Ольга вышла замуж за сына заместителя мэра города. Парень был так себе, хилый, какой-то, совсем непохож на сына богатых родителей. Но Ольгу это устраивало, потому что она вышла замуж за папины деньги и власть, а Виктор был приложением к ним. Она любила богатство, роскошь, они для нее были всем. Ольга даже мать перестала навещать, которая совсем сдала после потери любимых людей.


Единственный раз приезжала на собственной машине, сказать матери, чтобы она не забыла оставить завещание на их квартиру ей. Бабушкину она продала, деньги положила на счет, а жили они с Виктором в квартире, которую сделал им свекор. После окончания института отец мужа устроил ее на хорошую должность в администрации, связанную с торговлей, и Ольга зажила в свое удовольствие.

Прошло три года, за это время старшая дочь только раз виделась с матерью и то в больнице, ей оттуда позвонили. Она приехала бегом, они уезжали с мужем на неделю заграницу и ей было не до этого. Врачу она сказала, чтобы мать лечили нормально, хотя даже не поинтересовалась, что с ней. Хотя у матери успела спросить так, на всякий случай, где документы на квартиру. Услышав короткое:

- В шкатулке – успокоилась.

Ольга ее как будто стыдилась, сама вся расфуфыренная, вся в золоте, а мать в простеньком платье и в платочке, как старушка. Она сунула ей в руки пакет с апельсинами, сказала, чтобы она выздоравливала и ушла, оставив после себя запах дорогих духов и комок боли и обиды в сердце матери. Мария как бы погрузилась в себя, ей совсем ни хотелось жить, она была одна в этом мире.

Ее выписали через три дня, потому что ей резко стало лучше, она собралась и ушла. Когда Ольга вернулась из поездки, то не сразу вспомнила о матери, только через десять дней. Позвонила в больницу, ей сказали, что ее маму выписали, так как она чувствовала себя хорошо и самовлюбленная мадам успокоилась и зажила спокойно дальше. Но недолго, еще через месяц ей позвонили из милиции и спросили:

- Мария Степановна Рябушкина ваша мама?

- Да. Что случилось?

- Ее в парке на лавочке с чемоданом обнаружили сегодня утром.

- Сейчас приеду.

Она прям не узнала мать, это была какая-то отрешенная, старая женщина.

- Ты почему здесь и почему с чемоданом?

- Там мои вещи.

- Поехали домой.

- У меня нет дома.

- Что за глупости, ты зачем мне врешь, поехали.

- Нет, можешь проверить, там чужие люди уже живут. Я продала квартиру, хотела в дом престарелых деньги отдать, чтобы меня приняли, а их украли, вырвали сумочку из рук, когда из банка шла. Следили, наверное.

Ольга взбесилась:

- Ты вообще рехнулась, ум-то где был? Квартиру профукала, вот старая дура. Ты думаешь, я тебя к себе возьму? Нет, муж будет против. В дом престарелых тебя не смогу сдать, там деньги надо платить, а у меня лишних нет. Вот что с тобой делать, жила в своей дыре и жила бы, нет, понесло ее в какой-то клоповник.

- Я в деревню, к тетушке поеду, ты мне только билет купи – еле сдерживая слезы, попросила она дочь.

- Поехали на вокзал.

Когда приехали, она дала матери пять тысяч и на прощание сказала:

- Тебе никто не виноват, что осталась ни с чем. Я тебя и правда не могу взять к себе.

- А я бы и не пошла. Прощай. Будь счастлива.

Ольга села в машину и укатила. А мать, глотая комок в горле, боясь разреветься на всю улицу в голос, присела на лавочку. Так она просидела до вечера, а потом к ней подошла молодая женщина, дворник и спросила:

- Женщина, простите, я за вами давно наблюдаю, вы ведь никуда не едите? – она покачала головой – А вам есть куда пойти переночевать?

- Нет.

- Я здесь рядом живу, правда, у меня тесновато, но ничего, разместимся. Меня Маришкой зовут.

Мария аж охнула, потом обняла удивленную женщину.

- Мою младшенькую звали Маришей, она утонула.

Да, в одной комнатке на 12 квадратов втроем, конечно, тесно. Мариша жила с десятилетним сыном, да плюс Мария потеснила их. Как оказалось, муж их выставил на улицу, а сам сошелся с молодой, квартира изначально была его.

- Вот так и живем с Мишаней, он у меня умница, помогает мне во всем. Тесновато, но зато спокойно, никто по квартире не гоняет, никому «ноги мыть и воду пить» не надо, сами себе хозяева. Правда, сын? – парнишка улыбнулся матери - Вообще, я бы в своем доме хотела бы жить, мечта у меня такая была и есть, только вот не знаю, исполнится ли она у меня в этой жизни.

- Иногда чудеса случаются и мечты исполняются – сказала Мария.

А Мишка вдруг предложил:

- Я у соседа, дяди Коли, видел раскладушку, давай попрошу, чтобы бабушке Маше удобно спать было.

А счастливая бабушка Маша готова была и на полу лечь, давно она такого участия в своей жизни не видела. Она прожила с ними три дня и за это время не видела недовольства ни в глазах, ни в словах. На выходных она уходила в город по делам, как она сказала, а в понедельник попросила Маришу прийти пораньше с работы. Когда уставшая Марина пришла, на столе уже стоял горячий борщ, а довольный Мишка обгладывал курицу.

- Ма, смотри, какую вкуснятину баба Маша приготовила.


- Ой, зачем же вы так тратитесь.

- Мариш, ты сейчас пообедай, а потом бери свои документы, и мы с вами, мои хорошие, сходим в одно место. Не откажите пожилой женщине в просьбе.

Они пришли в риэлтерскую контору, там Мария Степановна подошла к симпатичной, молодой женщине и удивленная Марина услышала:

- Катенька, наш дом ждет нас? Мы хотим его осмотреть.

Дом находился на окраине города, в живописном месте, большой и крепкий, на пять комнат. Сад и огород, плюс летняя кухня и банька в придачу.

- Марина, Миша, вам здесь нравится?

- Дом просто чудесный и в доме все благоустроенно, как в квартире. Не дом, а мечта! – сказала Марина.

- Какой замечательный дом и все вокруг. Вы что, хотите его себе купить? – восторгался мальчик.

- Нет, обменять на свою двухкомнатную квартиру в центре. Я обманула свою жадную дочь, что продала ее, а деньги будто бы украли. Хотела посмотреть, как она ко мне отнесется. Как и ожидала – выкинула она меня на вокзале, как ненужную вещь. Ольга всегда была и останется меркантильной тварью, это она погубила младшую сестру из-за квартиры, и я решила, что эта ей не достанется.

Сидела и думала, как мне лучше поступить и тут подошли вы, Мариша. Мне вас сам Господь послал и когда я познакомилась с вами поближе, поняла, что чужие люди иногда могут быть ближе, добрее и участливее родственников. И я решила, что вы меня пригрели и не выгнали с 12 квадратов, то наверняка найдете мне местечко и на 60.

Вот так встретились судьбы людей, раненных человеческой жадностью, предательством и подлостью. Дом Мария Степановна оформила на Марину и ее сына. Но новая хозяйка настояла на том, чтобы нотариально закрепить проживание Марии Степановны в доме, на правах полноправного жильца, без права собственности. И они зажили дружной и счастливой жизнью.

Со старшей дочерью, которая предала родную мать ради паршивых денег, она больше никогда в жизни не виделась. Только слышала, что ее вроде сняли с должности после того, как свекор ушел из администрации. Но отвергнутой матери и брошенной на произвол судьбы, это было уже неинтересно.


Комментариев нет:

Отправить комментарий