Обманывала дочь, заставляя её работать. - Типша

Поиск по этому блогу

воскресенье, 19 июня 2022 г.

Обманывала дочь, заставляя её работать.



Рабочий день подходил к концу. Майя была готова свалиться без сил, но продолжала мыть столы. Она, как обычно, оставалась в ресторане последняя, потому что не способна была отказать коллегам, которые так спешили домой. Ей спешить было некуда. Дома ждали не её, а заработанных ею за день денег.


Девушка часто корила себя за то, что иногда от усталости начинала жаловаться. Её брат был болен. Матвей был младше Майи на два года, но они оба совершеннолетние. Год назад мама сказала, что он заболел. С тех пор на её плечи взвалились все обязанности. Она была единственной, кто мог помочь. Мама всегда говорила, что работать – это малая часть того, что она может сделать. Но эта малая часть казалась Майе слишком жестокой. Недавно она взяла на себя третью работу, где платят копейки. Теперь на сон у неё оставалось всего 5 часов. А на свою жизнь – нисколько.

Девушка медленно шла по ночным улицам, вздыхая от слабости. Она не плакала месяц. Держала в себе все свои обиды. Повторяла себе, что не должна жаловаться. Что это неправильно с её стороны. Что это её долг. Что брат поступил бы также, будь она на его месте. Но она все ещё человек. И примерно раз в месяц, по дороге домой, в тёмных переулках разносилось громкое рыдание. Она поплачет и станет легче. И утро снова наступит. И солнце взойдет. Только её тело, все равно ей давно не принадлежало.

– Мама, я дома, – девушка обессиленно сняла верхнюю одежду, проходя вглубь квартиры.

– Веди себя тихо, Матвей спит, – Елена строгим взглядом осмотрела дочь. – Что с лицом? Почему такая кислая?

– Ничего, я просто устала, – тихо проговорила Майя.

– Скажи спасибо, что ты не на месте Матвея. Представь, как устал он. Так что хватит разводить сопли, – мама никогда не была ласковой с ней, но последний год Майя слышала только укоры.

– Как он? Ему хотя бы чуть-чуть легче? Лекарства помогают? – девушка искренне интересовалась здоровьем брата. С тех пор как болезнь пришла к нему, они почти не разговаривали. Майя уходила, когда он еще спит, а приходила ночью.

– Ты не зарабатываешь так много, чтобы были результаты.

– Я делаю все, что в моих силах, мама, – обречённо сказала Майя.

- Значит мало делаешь, - недобро поглядывала женщина на дочь.

Майя терзала своё тело каждый день, почти никогда не ела, спала критично мало, но этого все равно было недостаточно. Было бы в миллион раз легче, если бы мама была ласковей. Если бы сказала, что она молодец и что делает все правильно. Но маму тоже можно понять. Ей наверняка очень больно наблюдать за болезнью сына. Она отдает всю любовь ему. Ему нужнее. И так было всегда.

– Значит у тебя слишком мало сил. А у меня по твоему много? Я тоже тут дома не баклуши бью.

– Я пойду спать. Спокойной ночи, мама, – слёзы наступали, и чтобы увильнуть от упрёков о том, что она слабая, лучше было уйти к себе.

– Подожди, – Майя остановилась, надеясь, что мама хочет пожелать спокойной ночи или извиниться за грубость, – Ты еще не отдала деньги.

Деньги… Майе казалось, мама видела не её, а деньги, которые она приносила. Хоть и денег всегда будет недостаточно, как говорила мама. Поскорее бы брат выздоровел.

– Как я могла забыть? Возьми сама в моей сумке.

Очутившись в своей комнате, Майя осознала, насколько она одинока. В мире нет ни одного человека, кто искренне интересовался бы её делами. Никто никогда не спрашивал, в порядке ли она. Никому не было дела, здорова ли она и чувствует ли себя хорошо. И, кажется, скоро она сама перестанет себя жалеть.

– Спокойной ночи, Майя, – раздался голос девушки в тишине, – надеюсь, когда-нибудь ты станешь свободной.

Утро наступило быстро. Майя отправилась на работу, пока все спали. Девушка полюбила рассветы, которые говорили ей, что её жизнь все ещё красива. По крайней мере, она могла наблюдать, как говорит с ней небо.

– Доброе утро, Майя, возьмёшь на себя новенького? Нам не до него сейчас, – сказал кто-то из коллег, как только Майя переступила через порог ресторана, с уверенностью в том, что девушка не откажет.

– Возьму, – она разучилась говорить «нет», ей казалось, что она должна помогать, если её просят.

– Привет, я Марк. Спасибо, что согласилась помочь. Я не принесу много хлопот, – юноша протянул Майе руку, доброжелательно улыбаясь. Ей показалось, что это первая искренняя улыбка за долгое время. Девушка пожала руку, улыбаясь в ответ.

– Не за что. Я расскажу, что нужно делать. Ты быстро научишься.

День прошёл на удивление быстро. Юноша быстро учился и почему-то постоянно пытался выполнить работу Майи. Это вводило в ступор. Кто-то пытался помочь, а не взвалить что-то на её плечи. Если так дальше пойдёт, она может привыкнуть, а этого допустить нельзя. Она должна быть сильной.

– Ты можешь идти со всеми, я останусь и закончу здесь всё.


– Почему ты должна оставаться одна? Это не входит в твои обязанности. Почему все ушли? – задавал вопросы парень, искренне удивляясь такому устрою.

– Всё в порядке, Марк. Я всегда остаюсь, чтобы закончить. Ты можешь идти. Хорошо поработал сегодня, – Майя все ещё не понимала, чем этот юноша недоволен. Она же предлагала ему уйти, наверняка он устал.

– Перестань, Майя. Я был бы полным эгоистом, если бы оставил тебя одну. Ты не должна соглашаться со всем, о чём тебя просят.

– Тебе от меня что-то нужно взамен? Или ты думаешь, что тебя уволят, если не останешься? Не волнуйся, тебе это никак не навредит, – Майя просто так не поверит, что кто-то правда хочет помочь, поэтому старательно искала подвох.

– Майя, не всем в этом мире что-то от тебя нужно. Каких же людей ты встречала, что уверенна в обратном? Ты устала, как и все. Давай закончим и пойдём отдыхать. Тебя наверняка кто-то ждёт дома.

– Меня уже давно никто не ждёт, моя семья ждёт, заработанных мною, денег, – сказала Майя, резко замолчав, – Прости, не знаю, зачем я это сказала. На самом деле мой брат болен и я должна работать, чтобы он поправился. Я постоянно жалуюсь, когда устаю. Я, наверное, слишком жестокая.

– Не говори так, у тебя есть чувства и это нормально. Твой брат…сколько ему лет и насколько всё серьезно? – Марк искренне интересовался, и в то же время сочувствовал Майе. Кажется, эта девушка слишком много на себя взяла.

– Ему 19. Он заболел год назад, но я до сих пор не знаю, что с ним. Мама постоянно говорит о разных заболеваниях. Наверное, все настолько плохо. Из-за работы я такая невнимательная. Мне должно быть стыдно…

Майя задумалась о том, что за всё это время так и не поняла, чем болен Марк. Мама всегда говорила, что он слаб или спит. Но никогда не рассказывала о его состоянии что-то конкретное. Девушку вдруг настигло чувство вины. Она всегда только жаловалась и никогда не спрашивала, что с её братом. Она опять ошиблась.

– Твоя мама, наверное, тоже много работает? – поинтересовался юноша, стараясь поддержать Майю.

– Нет, мама говорит, что должна следить за приемом лекарств, поэтому она дома с братом. Я должна много работать, это нормально, они моя семья. Мама заботится о нём, я зарабатываю деньги.

– А о тебе? О тебе твоя мама заботится? Она волнуется о тебе? Спрашивает, как у тебя дела?

– Она… Она должна думать о брате, я понимаю её... Я уже не ребёнок.

– Майя, ты большая молодец, что так много работаешь для своей семьи. Но ты должна подумать и о себе. Ты самое ценное, что у тебя есть. Если бы твоя семья по-настоящему любила тебя, она бы не забрала у тебя жизнь, заставив работать без выходных. Болезнь брата не должна разрушать твою жизнь… Это не правильно.

После сказанных слов Майя расплакалась. Она никогда не позволяла слезам так беспардонно литься при ком-то. Она вселенски устала тащить на себе всё и одновременно ненавидеть себя за то, что устаёт. Марк первый, кому она доверила свои чувства и первый, кто на самом деле её понял.

– Прости, я не должна взваливать на тебя свои проблемы. Еще и расплакалась. Так глупо.

– Перестань, в этом нет ничего постыдного. Я уверен, что всё наладится. Ты заслуживаешь быть счастливой.

Глупо это или нет, но Майя почувствовала тепло от разговора с совсем незнакомым человеком. Она на секунду поверила, что достойна быть счастливой. И теперь она постарается дать себе шанс.

– Почему так долго сегодня? – Елена, как всегда, сидела на кухне, ожидая прихода дочери. Или прихода денег.

– Я говорила с одним человеком, – не скрывала девушка, намереваясь поговорить с мамой.

– Ты жаловалась, что у тебя нет времени на личную жизнь? Видимо, это так, – съязвила женщина.

– После разговора с этим человеком я наконец-то решилась поговорить с тобой, мама, – дрожащим голосом сказала девушка. Ей было страшно, каким будет исход у этого разговора.

– О чём нам с тобой разговаривать, когда твой брат страдает.

– Об этом и поговорим. Я хочу знать, что с Матвеем. Почему я убиваюсь на работе, пока ты спокойно сидишь дома?

– Что? Ты в своём уме? Я должна следить за Матвеем.

– Он не инвалид, мама. Он может ходить, принимать лекарства, даже готовить. Ты даже не говоришь, что с ним. У меня совсем нет своей жизни. Ты не представляешь, как я устала. Я больше так не могу!

– Майя, кто сделал тебя такой чёрствой? Тебе должно быть стыдно!

– Ты! Ты сделала меня такой, мама! Ты никогда не спрашиваешь, как мои дела, как я себя чувствую, не устала ли я. Мне правда жаль, что Матвей болен. Но я тоже больна! Я одинока, хотя у меня есть вы! Я больше не могу тащить все на себе…

На кухне появился Матвей, что даже удивило Майю. Он всегда спал в такое время, потому что болен.

– Матвей, мы тебя разбудили? Как ты себя чувствуешь? – Майя вдруг почувствовала себя виноватой. Она начала отстаивать свои границы, не подумав о брате.

– Мама, прости, но я больше не могу играть в этот цирк. Лучше набрать кредитов, чем жить на деньги этой девки… Ты такая глупая, что до сих пор не поняла? – парень заливался смехом, обращаясь к сестре, – Я придумал это всё, Майя… Это всё выдумка. Не я здесь болен, а ты, раз поверила в такую чушь. Ты даже не додумалась проверить это всё. Просто мамочка не хочет, чтобы я взрослел… А меня все устраивает. Я готов сидеть дома и наслаждаться играми в компьютере. А чего мне? Я сыт и доволен.

– Что? – Майя не верила в то, что слышит. – Мама, это правда? Ты же говорила… Ты даже плакала, мама! Ты настолько меня ненавидишь, что смогла допустить такое? За что, мама? Что я вам сделала? Я работала, не жалея себя. Иногда я несколько дней ничего толком не ела. Я болела, но продолжала зарабатывать для вас деньги. Ты внушала мне, что это мой долг. А я винила себя, что так сильно уставала. Не могу поверить…, – Майя смеялась и плакала одновременно. Она не была готова услышать такую правду. Но эта правда стала шагом к свободе.

– Мне было жалко отправлять Матвея работать. Он еще совсем ребёнок. Я решила дать ему еще несколько лет. Он не самостоятельный и не готов, – Елена совсем не раскаивалась. – Ты всегда была сильнее брата. Неужели тебе сложно помогать семье? Я вырастила тебя и не причитаю о том, как мне было тяжело…

– Я не просила тебя об этом! Посмотри правде в глаза, мама. Ты уволилась с работы, заявляя, что должна следить за состоянием сына. Вы, наверное, смеялись за моей спиной, наблюдая за тем, как легко я вам верила. Как жестоко вы со мной поступили… Я больше не буду вашей рабыней. Я наконец-то буду жить для себя. И никто из вас больше не сможет причинить мне вред.


– Пока ты живёшь в моём доме…

– Я больше не живу в твоём доме, – девушка проговорила эти слова, чувствуя освобождение, – вам пора научиться жить без меня. Пожалуйста, не звоните мне. Если вы хотя бы чуть-чуть любите меня, просто дайте мне жить для себя. Это будет лучшим решением для нас.

Собрав вещи в сумку, Майя вышла из квартиры, навсегда оставляя позади свое прошлое. Ей было некуда идти, но она всё ещё чувствовала эйфорию. Наконец-то она не боялась мечтать. Потому что её тело и жизнь снова принадлежали ей.

С тех пор, как Майя узнала о предательстве родных, прошло полгода. Она смогла обрести друзей, которые искренне беспокоились за неё. Её жизнь стала интересной. Каждый новый день не был похож на предыдущий. Майя научилась заботиться о других, не причиняя вред себе. Научилась любить свою жизнь такой, какая она теперь стала.

– Майя, когда ты уже признаешься? –прошептала на ухо подруга Ева, намекая на Марка, который сидел недалеко от них.

В тот день они с друзьями выбрались на пикник, и каждому, кроме Майи, было очевидно, что Марк не сводит с неё взгляд.

– Не признаюсь никогда. Я для него просто подруга. Давай прекратим об этом говорить, нас заподозрят, – девушка смущённо отвечала подруге.

С самого первого дня их знакомства Марк всегда был рядом с Майей в трудную минуту. Он помог ей с жильём, успокаивал, когда та сомневалась, что поступила неправильно. Говорил, что она заслуживает счастья. И просто был замечательным другом. Но чувства, поселившиеся внутри девушки, не давали ей покоя. Она думала, что умеет контролировать свои чувства, но почему это не работало с Марком?

– Хорошо, сделаем по-другому, – сказала Ева, начиная игру.

– Марк, правда или действие?

– Правда, – уверенно сказал юноша, улыбаясь Майе.

– Тебе же нравится Майя, да? – Ева уверенно задала вопрос, пока все друзья шумно реагировали.

– Марк, не отвечай, это же глупо. Она пошутила! – Майя упорно защищалась, пока внутри сгорала от смущения.

– Мне нетрудно ответить, Майя. И ни для кого здесь не секрет, что я влюблен в тебя уже давно, – спокойно проговорил Марк, нежно смотря на девушку.

– Что? Марк, но с каких пор? И почему ты...

– С первого дня. А не признавался, потому что ждал, когда ты будешь готова. Я не хотел всё испортить своими чувствами.

–Ты тоже мне очень нравишься, – Майя покраснела, слушая сумасшедший ритм своего сердца.

– Я чувствовал, что дождусь. Пойдем прогуляемся и обо всём поговорим, – Марк нежно взял девушку за руку, уводя её от шумных и счастливых за них друзей.

Через некоторое время Майя поняла, что тоже любит Марка. А спустя два месяца, он сделал девушке предложение. Майя с радостью согласилась выйти за Марка замуж и теперь они вместе готовятся к свадьбе.


Комментариев нет:

Отправить комментарий