Приходится врать маме, что покупаем вещи в кредит, чтобы не задалбывала просьбами помочь сестре - Типша

Поиск по этому блогу

понедельник, 25 октября 2021 г.

Приходится врать маме, что покупаем вещи в кредит, чтобы не задалбывала просьбами помочь сестре


Ненавижу врать, но приходится уже который год обманывать собственную маму, рассказывая, как бы покупаем все в кредит и еле-еле выживаем. Я делаю это не для того, чтобы вызывать жалость или выпросить помощь, а наоборот, чтобы мама отстала от нас с просьбами помочь вечно несчастной сестрице, которая уселась на ее шею и в ус не дует.

У нас с сестрой разница в шесть лет, я старше. Лена росла обычным ребенком, пока не умер папа. Это случилось, когда мне исполнилось семнадцать лет. Я тогда только поступила в университет. А Лене исполнилось одиннадцать, и вся родня причитала, как бедной девочке не повезло, потеряла отца.

Было обидно, в том плане, что я тоже вообще-то потеряла отца, но меня никто так не жалел. Говорили, что мне проще, я уже взрослая. Только мне было ни разу не проще. Я была очень привязана к папе. А сестра наоборот всегда была ближе с мамой.

С сестрой стали обращаться как с хрустальной вазой, ведь она бедная девочка, которая пережила такую потерю. Лене сходило с рук все - плохая учеба, бардак в комнате, опоздания с прогулок. Ведь у девочки стресс, ее надо пожалеть. А сестра, ни будь дурой, очень быстро поняла, как это можно использовать.

В любой ситуации, когда ее ждали трындюли от мамы, она подпускала слез в голос и шептала "а вот папа бы меня простил". После этого мамин праведный гнев смывало волной стыда и раскаянья, и хитрая Лена получала не трындюли, а конфету.

На мои возмущения, что так она совсем отобьется от рук, мама смахивала слезинку и говорила, что мне не понять, я-то выросла с отцом, а Лена у нас бедная и несчастная папу потеряла. Меня эта ситуация бесила жутко, но сделать я ничего не могла, поэтому просто забила, пусть сами разбираются.

Я отучилась в вузе и поехала покорять столицу. В родном городе меня никто не держал. Мама всю себя отдала несчастной сиротинушке, которая с каждым годом только наглела. Школу она заканчивала кое-как и только из-за того, что мама ходила и постоянно упрашивала педагогов поставить доченьке хорошую оценку.

В Москве я сначала снимала комнату у какой-то бабушки, потом обжилась, поменяла работу, стали снимать отдельную квартиру. Особых карьерных взлетов у меня не было, но я вполне комфортно жила.

Когда я устроилась, мама стала мне названивать, что сестре надо поступать, она хочет учиться в столице. Обеспечить ее жильем и помочь с учебой должна была я. Меня такие перспективы не устраивали - терпеть в конец обнаглевшую от безнаказанности сестру у меня не было никакого желания.

Но мама была неумолима - Лена хотела в столицу. Они приехали поступать вместе, остановились у меня. Сестра за неделю умудрилась меня довести до белого каления, если бы не мама, то я бы вышвырнула ее из квартиры. Перспектива дальнейшего проживания с ней под одной крышей меня удручала.

На мою радость, которую было очень сложно скрыть, сестра не поступила даже на платное. Мне было совершенно неудивительно, что все так сложилось. Это мама верит в исключительный ум младшей дочери, но ума там нет, есть хитрость и приспособленчество, которые не сработали. Мама с ревущей Леной отбыли домой, а я вздохнула свободно.

Учиться сестра пошла в какой-то местный запечный вуз филиал какого-то филиала, но меня не интересовало, что у нее там происходит. Как раз в это время я познакомилась со Славой. У нас быстро закрутились отношения, дело стремительно двигалось к кольцам.

Когда я сообщила маме, что собираюсь замуж, первое, что я услышала были не поздравления, а заявление о том, что помочь деньгами она не сможет, потому что все деньги уходят на учебу сестры. Не удивительно, на самом деле. Я и не рассчитывала. Мы со Славой вообще не рассчитывали на помощь родителей, организовывая и оплачивая свадьбу сами.

Пока я готовилась к свадьбе, Лена умудрилась забеременеть. Кто счастливый папаша так и не удалось выяснить. Сестра заявила, что это только ее ребенок. Мама хваталась за сердце, пила успокоительные и плакала. Лена заявила, что будет рожать.

Мама в слезах позвонила мне, рассказала новости и сказала, что я должна отменить свадьбу. Я так и села с телефоном, где стояла. В каком смысле - отменить свадьбу, с каких чертей?

- Ну как ты не понимаешь! У Лены будет ребенок, столько всего нужно купить, а я одна на свою зарплату не справлюсь. Нужна помощь. Ты должна отменить свадьбу, тогда у тебя будут свободные деньги, на них мы сможем все купить.

Я сказала, что из-за неумения сестры предохраняться я не собираюсь отменять свадьбу. Мама даже замолчала от неожиданности.

- Ты что, бросишь нас в такой ситуации? - Прошептала она.

Мне стала так обидно, что я высказала все, что думала по поводу Лены, маминого воспитания и попустительства, семейных отношений и моего отношения к вывертам сестры.

- Что бы сказал отец, если бы тебя сейчас слышал, - скорбным тоном проговорила мама и положила трубку.

Я проревела весь вечер, Слава еле меня успокоил. На свадьбе с моей стороны не было никого из родственником. Но это, наверное, даже лучше. В этот день я не хотела выслушивать ничего о Лене. Меня даже по телефону никто из них не поздравил.

Через два месяца мне позвонила сестра в истерике - мама попала в больницу, что с ней конкретно, она сказать не могла. Я поехала к маме. У нее диагностировали предынфарктное состояние, но врачи сказали, что все будет нормально.

Я неделю провела в родном городе. Сестра была тише воды, ниже травы. Маму я навещала, так незаметно мы помирились. Я уехала обратно.

С того момента начались постоянные звонки с просьбами помочь деньгами. Лене надо то, Лене надо это, а я же в Москве живу, мы же тут все деньги лопатой гребем. Я раз помогла, второй, третий, а потом поняла, что надо что-то делать, от меня же не отстанут.

Во время очередного маминого звонка я сказала, что у самих денег нет, потому что из-за кризиса нам с мужем зарплаты порезали. Вроде как самим почти не хватает на жизнь. Мама поохала, поахала, но с просьбами на какое-то время отстала.

Сестра меж тем родила, поток просьб возобновился. Я еще пару раз помогла, сделав подарок племяннице, а потом опять сказала, что денег нет. Врать маме не хотелось, но и тянуть все возрастающие требования сестры я тоже не собиралась.

Если бы им вообще денег не хватало, я бы помогла, но тут дело в том, что сестре нужны были супер-пупер навороченные вещи. Айфон, например, или коляска за семьдесят три тысячи, костюмчик для дочери за десять тысяч, да и сама одевалась не бюджетно.

Я маме говорила, что это все излишества, но она меня не слушала, а как робот повторяла за сестрой, что они слишком бедны, чтобы покупать вещи на один раз. Ну а я слишком бедна, чтобы осуществлять все хотелки сестры.

Мы с мужем сами не шиковали особо, но купили машину, сделали ремонт в квартире, копили на расширение жилплощади, периодически ездили отдыхать. Чтобы у мамы не возникало вопросов, я говорила, что это все в кредит. Типа, денег нет, но жить-то хочется сейчас.

Самой противно, что приходится врать, но это единственный способ сохранять с мамой нормальные отношения и не служить для сестры постоянным спонсором. На праздники мы с мужем дарим им хорошие дорогие подарки, иногда я подкидываю денег, но не в тех объемах, которые требует сестра.

Видимо, врать придется до конца жизни, потому что запросы сестры не уменьшаются, а желания самой что-то делать для своего благополучия у нее так и не появилось. Как и мамы не появилось понимания, что пора прекращать во всем потакать Лене.


Комментариев нет:

Отправить комментарий