Мать с моего совершеннолетия брала с меня деньги за аренду моей комнаты, а теперь требует ее содержать - Типша

Поиск по этому блогу

среда, 29 сентября 2021 г.

Мать с моего совершеннолетия брала с меня деньги за аренду моей комнаты, а теперь требует ее содержать


Мама с моих восемнадцати лет заявила, что я уже взрослая, поэтому должна платить ей за съем комнаты или съезжать. Кормиться тоже должна была на свои деньги. Она свой материнский долг выполнила. Прошло больше десяти лет, мать теперь требует с меня денег на содержание и считает, что я ей что-то должна.

С детства я слышала, что эта квартира, где мы жили, принадлежит исключительно матери, ничего моего там нет. Не знаю, зачем было говорить это маленькому ребенку, но так было. Жили мы с мамой вдвоем, у меня вроде как была отдельная комната, но моей она не была, все же принадлежало матери.

Мама беспардонно могла залезть в мои личные записи, сунуть нос в любой уголок, про то, чтобы стучаться, когда входит в комнату, и речи не шло. Я даже мебель переставить в своей комнате не могла, потому что мама этого не одобряла.

Кровать стояла около батареи и было ужасно душно, когда зимой эти чугунные монстры топились на всю. Я часто жаловалась, что мне жарко, душно, часто просыпалась с головной болью, но мама считала, что я все выдумываю, чтобы просто сделать по-своему. Пока я не перегрелась так, что не могла стоять и меня рвало, пока врач не пришла и не покрутила пальцем у виска, мама не думала передвигать кровать.

В детстве все дети любят мам, какие бы они не были. Я свою тоже любила, но с возрастом стала понимать, что эта любовь односторонняя. Если я соблюдала мамины правила и не привлекала к себе внимание, то она просто меня игнорировала. Иногда я чувствовала себя призраком, потому что если мама не хотела меня замечать, она проходила мимо меня, будто я пустое место.

После школы я поступила в нашем же городе учиться дальше. Маме было все равно, как я закончила. Она не пришла ни на последний звонок, ни на вручение аттестатов. Но как только мне стукнуло восемнадцать лет, она пришла ко мне в комнату для разговора.

Мать сказала, что я теперь взрослая, поэтому я могу либо собирать свои вещи и идти на все четыре стороны, либо продолжать жить здесь и платить ей за аренду. Кормить и одевать меня она тоже больше не станет, потому что свой долг она выполнила.

Я была поражена, что вот так можно поступить с собственным ребенком. Работы у меня тогда не было, много сил отнимала учеба, но и идти было некуда. Кроме мамы родни у меня не было. Я согласилась платить.

В тот же день я устроилась посудомойкой в ближайшем кафе. Работа была ночная, изматывающая, а утром надо было идти на учебу, я училась на бюджете и не могла себе позволить скатиться по оценкам. Первые месяцы "взрослой" жизни были для меня непрекращающимся ночным кошмаром.



Все заработанные деньги уходили на съем комнаты у собственной матери и покупку самых дешевых продуктов. Постоянно хотелось спать. Через пару месяцев стало полегче, меня перевели на помощницу повара, платили побольше, а график был не ночной, а день-вечер. На работе я и познакомилась со своим будущим мужем.

Он работал официантом, тоже подрабатывал в свободное от учебы времени. Снимал квартиру, потому что сам из области. Сначала мы просто встречались, часто ходить на свидания не получалось из-за ритма жизни, но мы наслаждались каждой проведенной вместе минутой. Отношения стали доверительнее, и я рассказала ему про мать и наши отношения.

Для него это был шок. Сам-то он вырос в нормальной семье, хоть и небогатой. Родители жили в частном доме в поселке городского типа, работали на местном производстве и получали не очень много, а у него ведь еще две сестры-школьницы. Но даже в своей ситуации они старались помочь сыну если не деньгами, то овощами со своего огорода.

Узнав, сколько я плачу матери, любимый предложил переехать к нему. Снимать жилье на двоих было гораздо дешевле. Я даже не думала над его предложением, сразу согласившись. Он помог мне забрать вещи из маминой квартиры.

Ее новость о моем переезде не слишком заинтересовала. Она скрупулезно подсчитала, сколько я ей должна, а потом коршуном вилась вокруг нас, пока мы выносили вещи. Видимо, очень боялась, что я могу прихватить что-то ее, например, кресло или стол.

Особо вывозить мне было нечего - книги и тетради, одежда и все. Одеяло, подушку и постельное белье мама отдавать отказалась. При выходе забрала ключи и предупредила, что замки завтра же поменяет. Мой парень наблюдал за всем происходящим с квадратными глазами, а когда за нами захлопнулась дверь подъезда, заявил, что если бы не знал, что это моя мать, подумал бы, что это какая-то поехавшая квартирная хозяйка.

С тех пор мать со мной не общалась. Первое время я еще зачем-то писала ей поздравления с праздниками, но потом поняла, что общаюсь с пустотой, и перестала. Нормальную семью я обрела в муже и его родственниках, которые смогли окружить меня такой заботой, что мне даже первое время было как-то непривычно.

Расписались мы с мужем через год после того, как съехались. После окончания учебы переехали временно к его родителям, а потом сняли дом рядом с ними, который затем выкупили. О своей матери я не вспоминала, как и она обо мне.

У нас с мужем двое детей, свое небольшое хозяйство, оба работаем в соседнем городке. Жизнь течет своим чередом. А полгода назад мне позвонила мама. Номер я не меняла, поэтому найти меня ей труда не составило. Звонок стал для меня неожиданностью.

Она разговаривала так, будто прошло не десять лет, а всего-то месяц. Попеняла, что я ей не звоню, что не приезжаю. Спросила, что нового. А что у меня нового за десять с лишним лет? Все! Я сказала, что замужем, есть двое детей. Эта информация маму не слишком интересовала, вопрос был задан ради приличия. Основной темой для разговора стал мой дочерний долг.

В этом году мама осталась без работы, а на пенсию пока не наработала. Поэтому она считает, что я должна ее содержать.

- Я свой материнский долг выполнила, я тебя вырастила, все тебе дала, теперь твоя очередь, - уверенный голос чужой мне женщины звучал в трубке.

Но за это время много изменилось, я тоже. Мне удалось наконец-то сформулировать все, что я думаю о ее заботе, поддержке и прочем. Сначала слова словно застревали в горле, но потом лились все свободнее и легче. Впервые за всю свою жизнь я выплеснула всю ту обиду, боль, отчаяние, которые копились из-за маминых поступков.

Я ждала от нее любой реакции, но она просто ответила "понятно" и опять перевела тему на свое денежное содержание. Мне оставалось просто положить трубку и заблокировать ее номер.

Она названивает теперь с разных номеров, угрожает судом и требует, чтобы я ей платила. Думаю, что скоро просто поменяю номер. Пусть живет так, как хочет, я не считаю, что ей что-то должна.


Комментариев нет:

Отправить комментарий