Сестра думает, раз я сама позвала её к себе жить с ребёнком, то выгнать право не имею - Типша

Поиск по этому блогу

суббота, 25 сентября 2021 г.

Сестра думает, раз я сама позвала её к себе жить с ребёнком, то выгнать право не имею


Валя вошла домой безумно уставшая, даже обувь снять сложно. Ноги гудят, руки как плети, в голове туман. Как же она не любит работу в выходные дни – самые горячие дни недели! Женщины будто с ума сходят – всем нужны красивые стрижки и прически: кому на свадьбу, юбилей или просто в ресторан, и тут приходится работать в авральном режиме ни разу не присев. Какая тишина в прихожей! Даже приятно! Наверное, Ирка с Алей куда-то ушли, неужели можно отдохнуть нормально?

- Тетя Валя пришла, ура!!! – это племяшка Аля бежит встречать, буквально сбивая уставшую Валю с ног. – Пошли играть со мной, а то мама не хочет!

- А что мама делает? – поинтересовалась Валя.

- А она спит, - расстроено сказал Алевтина. – Я просила со мной поиграть, а она сказала, что устала.

Валю аж передернуло от такой новости – ну как можно, ребенку еще четырех лет не исполнилось, а сестра улеглась спать! За дочкой глаз да глаз нужен, мало ли куда она влезет! Две недели назад Валя сама позвала к себе пожить сестру с племянницей: та ушла от мужа Павла, который подал на развод, и ей некуда было идти. Родителей у сестер не было и после их смерти, родительская квартира была продана и поделена: Валя купила себе маленькую однокомнатную, а Ира, будучи уже замужем, потратила себе на золотые побрякушки, дорогую шубу и новую машину, так как жила в квартире мужа. В предстоящем разводе она виновата сама – гульнула налево и муж об этом узнал. Он предлагал оставить у себя дочь, может быть, это был бы хороший вариант, но Валя сама вызвалась, позвонив сестре:
- Ты с ума сошла? Как ты можешь разлучиться с ребенком? Немедленно бери Альку и дуй ко мне! Ничего, как-нибудь проживем, разведешься, подашь на алименты, устроишься работать, а там что-то придумаем! Не реви, проживем!

Уже потом было решено: машину можно продать, взять ипотеку, алименты пойдут на погашение, а пока нужно срочно искать работу. Но за две недели сестра палец о палец не ударила, постоянно спала и говорила, что она так лечит свою депрессию. Но сложнее всего дело обстояло с племяшкой: девочка капризная и нервная, если что не по ее правилам, то сразу начинает истерику. Ой, как поспешила Валя, позвав к себе родственников, был же еще один вариант, чтобы Ира с дочкой уехала к их бабушке в деревню, но она решила стать спасительницей и сама обожглась.

- Ира, ты почему спишь, встань! – скомандовала Валя на правах старшей сестры. – Ребенок один играет, ты с ума сошла?

-Валь, я после валерьянки отключилась, - простонала Ира. – Пусть Аля играет, она самостоятельная! Дай ей какой-нибудь сырок или чипсы и ничего даже готовить не нужно.
- Ира, ты дома постоянно, а я пришла уставшая и голодная, ты хоть на семью приготовить ужин можешь? Какие чипсы? - Валю трясло от негодования. – Ты собираешься продавать машину? Ты узнавала что-нибудь на счет ипотеки? Ты устроишься на работу или тебя везде за руку надо водить?

- Ну чего ты орешь? – возмутилась Ира и села на краю дивана. – Еще с разводом ничего не понятно! Может еще его и не будет. Мне сегодня Паша звонил, выясняли отношения, может быть, он меня еще простит, всякое бывает. Ну и что я тогда буду продавать?
- Тетя Валя, ну вы будете со мной играть? – заскулила Аля.
- Нет, не буду! Твоя ленивая мать встанет и будет с тобой играть! Еще и покормит тебя! – ответила Валя.

-А-а-а-а-а! – закричала в слезах Аля и затопала ногами.
- Ну чего ты ребенка пугаешь? Сама будешь есть и ее покорми, – Ира опять легла на бок и всем видом показала, что собирается и дальше спать.

Ну нет! Валя переоделась, зашла на кухню, отломила руками себе горбушку батона, отрезала кусок колбасы и стала есть свой бутерброд, запивая его кефиром прямо из пакета. Аля стояла у двери кухни, хлюпая носом и жалобно глядя на свою злую тетку. Валя отвернулась, но принципиально не стала ничего предлагать племяннице: мало того, что она сама закупает продукты, так еще и готовить на троих должна?

Перекусив, она зашла в комнату, и, спотыкаясь об игрушки, обессилено упала на раскладушку, отвернувшись к стенке. На ее диване спала сестра с племянницей. Алька что-то недовольно прошептала матери, мол – злая тетка даже ее не покормила. Ира села на диван и громко сказала:
- Валь, ты сама виновата во всем! Были варианты и с дочкой, чтобы отцу оставить, и к бабушке я могла уехать. Но ведь это были твои слова, что у тебя всем будет уютнее и удобнее и пока не пройдет весь этот кризис, ты сама и приютишь, и обеспечишь, и на стол накроешь! Кто тебя за язык тянул? Ты сама мне сбила все планы, а теперь на попятную пошла? Ну и кто из нас виноват?

Валя молчала и делала вид, что спит. Ей всегда было жаль свою младшую сестренку, а и родителей они потеряли. Ну как она понять не может, что наглеть нельзя? Еще и дочку свою не воспитывает, а девочка становится такой же наглой, как и мать.
- Ладно, Алька, пошли что-нибудь на кухне поищем съестного, если тетя Валя нас игнорирует! – громко скомандовала Ира, чтобы Валя слышала.

На следующий день сестры не разговаривали. Ира спокойно лежала на диване и пялилась в телефон, Валя собиралась на работу, а Алька, с недовольным видом, старалась все время толкнуть свою тетку, когда та случайно проходила мимо нее. Мол – ты кто такая, мы здесь с мамой хозяйки! Уже на работе, в салоне красоты, Валя, едва сдерживая слезы, рассказала все своим коллегам.
- Ой, беда какая! – с иронией сказала косметолог Наташа. – Слушай сюда: моя мама ищет жиличку, можно даже с ребенком. Скажу сразу – она строгая и спуску им не даст, но за комнату берет дешево. Просто ей, одинокой, очень скучно. Я с ней договорюсь, и они могут переехать. С деньгами не проблема, в любой момент можно заплатить.

Еще на эмоциях Валя позвонила Ире и предложила ей такой вариант. Ира ничего не ответила, просто выключила телефон. Потом дозвониться ей было невозможно – Ира не брала трубку. Когда Валя ехала домой, то сердце ее сжалось – она чувствовала себя виноватой и в душе надеялась, что Ира хоть что-то сделает для перемен к лучшему. Валя с ней обязательно поговорит по-хорошему, и та все поймет.

Валя вошла в дом – тишина! Не выбежала даже племянница. На вешалке не было вещей Иры и Али, да и в комнате их чемодана не обнаружилось. Только на столе лежала записка:

«Мы ушли! Надеюсь, что помирюсь с Пашей, или пока дочку ему оставлю, а там как-нибудь без тебя проживу и устроюсь. Ты не сдержала обещания и надеялась сплавить нас с Алькой на какую-то старуху. Так вот – ничего у тебя не получится, моя старшая сестренка! Я даже не знаю – называть ли тебя вообще сестрой, после твоего такого «гостеприимства». Ни дай Бог тебе пережить таких сложных перемен в жизни, какие были у меня! Желаю тебе счастья, но прошу тебя мне больше не звонить и не искать, я тебе не сестра, и племянницы у тебя больше нет!».

У Вали заболело сердце. Она попыталась еще раз позвонить сестре, но та явно занесла Валю в черный список. Потом уже, через общих знакомых, Валя узнала, что Ира помирилась со своим мужем, и они так и не развелись. Вот уже почти год, как сестры не общаются и явно, что черная кошка пробежала между ними надолго, а может быть и навсегда. Но зато у Вали личная жизнь меняется, и вроде бы дело идет к свадьбе. Она бы и рада сестру пригласить, но до сих пор везде у Иры в черных списках.


Комментариев нет:

Отправить комментарий