Лучше было бы, если бы вы меня в детдом отдали - Типша

Поиск по этому блогу

понедельник, 14 июня 2021 г.

Лучше было бы, если бы вы меня в детдом отдали


Как-то, когда мне исполнилось девять меня повезли сдавать в детский дом, я тогда действительно поверила в то, что меня туда везут. Я миллион раз думала о том, что если бы меня родители оставили в тот день в детдоме, то я бы была более счастлива там, чем живя с ними.

Тогда мы жили в небольшом белорусском городке и в то время я была уверена в том, что всех детей время от времени воспитывают при помощи ремня, а пощечина и подзатыльник – это нормально.

Я была уверена в том, что все дети до изнеможения переписывают домашнюю работу до тех пор, пока мать не останется довольной и все дети в тринадцать лет делают самостоятельно уборку во всем доме, а также стирают, гладят и готовят есть. Я думала, что все так живут.

Когда мне исполнилось шестнадцать, родители переехали жить в Канаду, но я учила в Беларуси французский, а поэтому пошла повторно в десятый класс.

Я знала, что я обязана помогать родителям: когда они уезжали на отдых на природу, то я должна была убраться до их приезда в доме. А кроме этого, я была обязана учиться только на отлично.

Пока мы проходили языковые курсы, родители начали подрабатывать – они убирали подъезды в доме, в котором мы жили. Я обязана была работать наравне с ними. Иногда я убирала сама.

Я никогда не слышала от матери доброго слова, она всегда находила то, что я могла бы, по ее словам, сделать лучше. Я исправляла указанные родительницей недостатки, но она находила новые.

— Если у тебя и дальше будет так хромать учеба, то мы отправим тебя обратно. — говорила мне иногда мать.

Когда я училась в двенадцатом классе мы купили собственный дом. Отец в то время еще учился, а мать уже работала. Они меня также заставили найти подработку. Мне приходилось много работать, но на мои личные нужды мне оставляли только десять процентов от того, что я зарабатывала. Список моих домашних обязанностей постоянно увеличивался.

После окончания школы я должна была поступить в университет. В Канале высшие учебные заведения платные. В среднем вместе учеба и покупка учебников на год обходились примерно пять тысяч канадских долларов.

После окончания школы я должна была получить семнадцать тысяч: одиннадцать тысяч – это была страховка, а все остальные деньги за высокие оценки в школе от различных грантов. Когда я заканчивала школу можно было получить ссуду в размере пяти тысяч на учебу, а еще три тысячи давали грант.

Мать согласилась с тем, что мне нужно взять ссуду.

Я тогда получила двадцать тысяч и все эти деньги отдала матери, чтобы она погасила ипотеку. А это составляло одну четвертую всех долгов за дом. Мы же были одной семьей. Но я тогда еще не знало о том, что я влезла в долги за жилье, в котором мне не принадлежало и метра.

— Мы тебе все вернем, — сказала мне тогда мать, — когда финансовое положение семьи станет лучше, а ты пока с подработки плати свою половину долга.

— Я согласна, — ответила я, — но только при том условии, что следующим летом вы мне разрешите съездить в Белоруссию?

Тогда я поехала на родину первый раз за четыре года. Поездка мне тогда обошлась около пяти тысяч. Родители были недовольны и упрекали меня в том, что я за лето ничего не заработала. А еще они сами были вынуждены оплатить год моей учебы в университете.

— Теперь выкручивайся сама, мы тебе все долги вернули.

Оказалось, что пять плюс пять это двадцать. После этого, родители пустили в ход другие угрозы и при любой ссоре обещали меня выкинуть из дома. Потом мы переехали в новый дом, за который нужно было платить больше, следовательно, размер моих платежей также увеличился.

Ссоры с родителями происходили с завидной периодичностью. Если у матери было плохое настроение, то она всегда находила к чему придраться.

— Мне нужно с тобой поговорить! — мать могла часами разговаривать со мной. — Она цеплялась буквально ко всему. Особенно ее злило, если я закрывала двери в свою комнату.

За резкие ответы я как и прежде получала пощечины. Но я не могла уйти от них, так как у меня не было средств к существованию, и я должна была закончить ВУЗ.

Я ушла от своих родителей, когда мне исполнилось двадцать три года. В то время я уже была обручена со своим супругом. В тот день мать надавала мне пощечин и выставила на улицу. У меня было только два выхода: приползти к ней и умолять о прощении либо начать жить с женихом.

Матери мой муж никогда не нравился, и она очень долго надеялась на то, что супруг меня бросит. Новый виток военных действий в моей семье начался после того, как я забеременела.

Мать всегда была мной недовольна: я неправильно кормила ребенка, отдала его в не тот садик, а кроме всего остального мне неоднократно обещали, что оставят без наследства. Я смогла вздохнуть свободно только после того, как устроилась на работу. Я надеюсь, что собственного ребенка, я смогу вырастить без каких-либо душевных травм!


Комментариев нет:

Отправить комментарий